Elena

Elena Gilbert


Заведует Мистик Фоллсом, ответит на любые вопросы по поводу сюжета и сможет объяснить на пальцах, что сейчас происходит в эпизодах у каждого.
Rebekah

Rebekah Mikaelson


Графических дел мастер, руководящий всеми Древними. Умеет и может подтолкнуть к нужной теме или эпизоду, мягко или с огоньком в глазах.

СИТУАЦИЯ В ИГРЕ:
Война рас обострилась в обоих городах. Чью сторону выберешь ты?
время: ноябрь-декабрь, 2014;
рейтинг: NC-21;
8
14

TVD: Delirium

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TVD: Delirium » Наши друзья » Lag af guðum


Lag af guðum

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://funkyimg.com/i/2wZ26.gif
Не смотри на север, там нет земли.

Внимание: акция! Упрощенный прием для детей богини Нотт

0

2

VIðAR GULLVEIGSON, 68 Дом Гулльвейг | Член боевой группы | Чистокровный
• • • • • • • • • • • • • • •
http://s8.uploads.ru/FMVE2.gif http://sh.uploads.ru/V4AMf.gif[Alexander Skarsgård]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Наша с тобой супружеская жизнь – отголосок долга, который мы платим перед кланом. Отец выбирает, что мне пора выйти замуж, что тебе пора жениться. А мне хочется провалиться под землю в тот день, когда этот вопрос становится решенным. Ты тоже не улыбаешься, выглядишь ошеломленным. И я задаюсь мыслями о том, что я знаю о тебе. Ты старше ненамного, а еще льдом людей сковываешь, когда это нужно – твоя способность играет важную роль для боевого отряда, кажется, из-за этого отец тебя и примечает. А я вижу тебя всегда только мельком – оставаясь рядом с отцом, иногда во время общих встреч. Ты из одного со мной клана, но наши интересы различаются кардинально. Я вижу в тебе того, кого никогда не пойму. Не улыбаюсь, не радуюсь, стараюсь не прикасаться даже на свадьбе. Мы совсем чужие, но при этом нам нужно быть той красивой картинкой для других. Мы и правда на свадьбе играем роль счастливой семьи, а мне приходится сдерживать свою гордость, чтобы не устроить скандал сразу. Нет, он будет позже, когда мы останемся наедине. Сначала я хочу способность свою применить, но вместо этого говорю жестоко, что ты можешь жить с кем угодно, быть где угодно – кажется, тогда это бьет тебя больнее, а я просто не вижу этого. Потому что ты соглашаешься, соглашаешься, а живем мы как соседи, разделяющие один дом – молчим подолгу, не зная, о чем говорить.
Я не хочу видеть тебя, но ты все рядом оказываешься, улыбаешься, руку подаешь, особенно, когда мы не одни – образцовый супруг, при не образцовой жене, что за кипы бумаг садится, что с дому сбегает до глубокой ночи. Ты, отчего-то вместо того, чтобы злиться руку помощи протягиваешь. Изредка сидишь со мной до утра, говоришь что-то. Я запоминаю урывками, иногда отвечаю. Мы впервые диалоги без злобы выстраиваем, узнаем друг о друге. Ты даже как-то просишь остаться с тобой, когда способность свою слишком близко показываешь. Лед в гостиной не пугает, даже заставляет заинтересоваться – я похожа на ребенка, как и ты сам, хотя мы давно уже не дети. Ты как-то начинаешь говорить, что на наших плечах много ответственности и я понимаю, что ты прав. И в этой ответственности мы прячемся друг от друга – ты уходишь, я ухожу, оставляя дом пустующим.
А потом как-то всё меняется, когда мы ругаемся серьезно первый раз. Действительно, как супружеская пара, потому что тебе надоедает, что я хочу жить свободно. Надоедает, но срываюсь я, используя свою способность. Ты слабым мне тогда кажешься, надломленным – призрак самого себя. Я вопросы задаю, но ты отвечаешь ответами, которые заставляют меня отступить на пару шагов. Даже при подчинении, ты эмоциями делишься, болью своей. Напоминаешь, что я – единственная твоя семья, говоришь, что я тебя ненавижу, говоришь, что больше с этим справляться не можешь. А еще эта свобода между нами – хуже клетки, ударяет по сердцу. Ты смеешься, называешь себя дураком, но это мне нужно сдаться. И это я молчу, когда эффект способности проходит, это я потом подхожу и плачу подолгу на твоем плече. Я, ведь, видела сказку влюбленных своих родителей.
Нет, у нас сразу не происходит сказки – это невозможно. Но я остаюсь дома чаще, интересуюсь тобой, подпускаю к себе, разделяя с тобой свои слабости. Через несколько лет у нас с тобой рождается наша главная слабость – малышка Ульва, похожая на нас. И она становится тем мостом взаимопонимания и тепла, которого нам не хватает. Сейчас ты являешься тем человеком, которому я безукоризненно доверяю, который является отцом моей дочери, которого я не люблю, но уважаю, а может и люблю - наша супружеская жизнь вечно схожа на волну - то безумная радость, то нескончаемая боль её сопровождает.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
Он отличный отец и друг, который сам часто кажется ребенком. Довольно серьезно относится к своему положению и не считает, что женитьба на Ингрун позволяет ему поблажки, скорее наоборот.
Я во многом показала собственное видение отношений супругов - оно может кардинально отличаться с той или иной точки зрения. Но, для меня особенно важно, что нет, у обоих резко любовь не появилась, а Видар не всегда идеальный - он неоднозначный и ему многое можно приписать. Главное, уловить ту суть, что он как и Ингрун предпочел смириться с женитьбой, но при этом захотел создать семью, направляя и супругу. И также уточнение - их дочери уже 14 лет.
СВЯЗЬ
Гостевая, ЛС

0

3

ÞÖLL EIRSDOTTIR, 104 Клан Фригг | Член клана, целитель | Чистокровна
• • • • • • • • • • • • • • •
http://cdn.movieweb.com/img.news.tops/NEMg1zbyIZyzQM_2_b.jpg[Marion Cotillard]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Факты:
• Родилась в 1913 году в клане Эйр, чистокровна. С детства была отмечена целительским даром редкой силы, который Тёдль неустанно совершенствует по сей день.
• В 12 лет была просватана за Эльдюра Фриггсона, одного из сыновей главы клана Фригг, и по достижении 16 лет вышла замуж. Любовь к супругам пришла уже в браке.
• Мать двух дочерей (Хёгна, 88, и Ислейв, 71) и сына (Тейр, 40). Вопреки традициям Фриггов иметь большие семьи и любви к детям вообще и своим - в частности, после рождения сына отказалась снова становиться матерью из страха перед будущим.
• Дети Фригг уважают и почитают Тёдль, безоговорочно доверив ей руководство клановым делом - сетью медицинских центров, специализирующихся на репродуктивной медицине и семейном здоровье.
• Тонко чувствующая, тревожная, страдающая от страхов, но пытающаяся скрывать своё беспокойство женщина. Родные стараются оберегать её, но она требует от окружающих безоговорочной честности, поэтому ложь во спасение никого не спасает, а только больше расстраивает Тёдль.
• Её сила заключена в её слабости. О слабой, хрупкой женщине хочется заботиться, её хочется защищать, спасать, исполнять её желания и прихоти, иногда даже в ущерб собственным интересам, и Тёдль Эйрсдоуттир умело этим пользуется.

Лирика:
Твой цвет - белый. Ты носишь белый халат и белый жемчуг. Ты холодна и прекрасна, как снег и морская пена, что поёт в твоей крови сквозь поколения. Ты - сокровище дома Фригг, рождённая в доме Эйр, и ты - моя мать.
Сколько раз ты звала меня, мама? Сколько раз твой мягкий голос лился летними вечерами над головами других детей, тщетно пытающихся отыскать очередное моё укрытие, где я отсиживался после очередных проделок? Мы не считали, ведь я всегда торопился к тебе, только заслышав певучее: “Тейр, малыш!”, и всегда получал ласку впереди наказания и поцелуй - до порицания. Твоей доброты, твоей теплоты, твоей нежности хватает на всех, начиная с отца и заканчивая случайно мелькнувшим в коридорах клиники пациентом. Ты полна надежд и желания сделать мир лучше, но понимаешь ли ты, что нанесение добра и причинение радости далеко не так безобидны, как кажется на первый взгляд?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
С годами клан мужа стал Тёдль ближе клана Эйр, в фокусе внимания находятся Эльдюр и их дети, но она поддерживает связь с родственниками, друзьями, пациентами. Тёдль - приятная в общении и внушающая симпатию окружающим колдунья, не злобный манипулятор и не психопат (но см. факты).
Есть заявки на мужа и младшую дочь, в настоящее время пишутся заявки на старшую дочь и членов клана Фригг.
СВЯЗЬ
Гостевая, ЛС, и т.д.; готов к диалогу и полон любви к матери.

0

4

Д О М  О Д И Н А


http://s3.uploads.ru/RnqTE.png• Thorwald Wodansson • 80 y.o • Глава дома Одина • Терракинез • Трэвис Фиммел

• Торвальд - один из основателей организации консерваторов, выступающей за сохранение традиционных ценностей и остановку интеграции иностранцев в исландское колдовское общество - "Земля Богов". Мужчина консервативен до мозга костей, имеет хорошую связь с Богом-покровителем и даже мысли не держит о том, чтобы осмелиться использовать пришлую магию;
• Торвальд общается со Всеотцом напрямую, без посредников и потому крайне редко бывает в Святилище, хотя очень часто обращается к Вотану самостоятельно, прося мудрого совета и наставления;
• Торвальд - великий воин, чья слава гремит на всю страну, что порой играло с ним злые шутки. Так, например, он десять лет провел в тюрьме кланов за жестокую расправу над охотниками;
• У мужчины двое детей: Бальдр и Раннвейг. Последняя является жрицей Вотана, из-за чего семья Торвальда считается благословленной Богами;
• Единственный наследник Торвальда принес клятву безбрачия из-за любви к родной сестре и пообещал жениться только на ней, что считается невозможным, так как жрецы и жрицы никогда не выходят замуж и не женятся;
• Персонаж проходит по акции на нужных персонажей, его разыскивает дочь: Торвальд Водансон;


http://sa.uploads.ru/SGFWE.png• Þórunn Friggsdottir • 64 y.o • Супруга главы дома Одина • Аудиокинез • Алиса Сазерленд

• Торун - не просто супруга главы, она - его боевая подруга, мать его наследников, самая уважаемая женщина в доме Одина, которая легко справляется как с управлением родовым поместьем, так и с участием в боях;
• Торун, помимо своей основной способности, прекрасно владеет гальдром - заклинательным песнопением. Во всей Исландии равные ей в этом найдутся единицы. Для колдуньи она достигла успеха в этом виде магии очень рано и потому считается, что это не иначе, как благословение Богов;
• Торун - мать двоих детей: Бальдра и Раннвейг. Увы, после рождения младшей дочери, забеременнеть ей более так и не удалось, что ничуть не преуменьшило значимости Торун в глазах супруга и других членов клана. Тем не менее, она считает это маленькой личной трагедией, потому происходит из дома Фригг, где деторождение рассматривается как основной женский аспект;
• Занимает место правой руки своего супруга, исполняет обязанности регента в его отсутствие и пользуется максимальным доверием советников супруга. Торун не склонна к тому, чтобы плести интриги и вообще углубляться в политику, однако, именно благодаря ей при дворе Всеотца отсутствуют политические группировки как данность. Женщина умело пресекает любые попытки прямо или косвенно влиять на решения супруга и на его выбор;
• Безмерно любит своих детей. Настолько, что прощает им их кровосмесительную связь и не пытается ей препятствовать, несмотря на то, что ее дочь является жрицей Вотана.
• Персонаж проходит по акции на нужных персонажей, ее разыскивает дочь: Торун Фриггсдоттир;


http://s5.uploads.ru/lfPsM.png• Baldr Wodansson • 45 y.o • Наследник дома Одина • Управление металлом • Джозеф Морган

• Бальдр - единственный сын, старший ребенок и законный наследник дома Одина. Он назван в честь сына Всеотца от его супруги Фригг;
• Бальдр занимается ведением фамильного бизнеса, то есть, заведует и неплохо разбирается в тяжелой (металлургической) промышленности. Получил соответствующее образование в университете Исландии;
• С ранних лет был очень близок сестрой, но лишь в сознательном возрасте их близость перешла за границу дозволенного брату и сестре. Их отношения с тех самых пор не прерывались, о связи наследников дома Одина известно в клане. Это не осуждается и не обсуждается, потому что близкородственными связями в стране, где живет триста тысяч человек, удивить кого-либо сложно;
• Основная проблема отношений Бальдра с сестрой состоит в том, что она - жрица Вотана и она не может выйти замуж, родить детей. Вся ее жизнь посвящена служению божеству. Тем не менее, приняв жреческий сан, отношения с братом она не прекратила, а Бальдр принес клятву не жениться до тех пор, пока ему не позволят взять в жены сестру;
• Бадьдр - идеальный наследник. Его любят, чтут и уважают. Он состоит в прекрасных отношениях с воинами клана, он бился с ними плечом к плечу, он не строит из себя белоручку и, без сомнения, в будущем он станет отличным главой. Единственная его проблема заключается в том, что он не женат, а значит, не имеет законных наследников, что ставит правящую семью под угрозу. Тем не менее, он поклялся сестре, что найдет способ жениться на ней и от своей клятвы отступать не намерен;
• Персонаж проходит по акции на нужных персонажей, его разыскивает сестра: Бальдр Водансон;

0

5

LUFTAZ LOKISSON, 57 Дом Локи| Наследник клана | Чистокровный колдун
• • • • • • • • • • • • • • •
http://68.media.tumblr.com/1ff0501a9ea84ed56b144beb46a64152/tumblr_inline_nljadaXmoO1scq4k2.gif  http://68.media.tumblr.com/3482a9c43d49610beacde804e695f39f/tumblr_inline_nljapzvZYI1scq4k2.gif[tom mison]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Ты смотришь на своё отражение в зеркале и видишь не Лофта, сына Бродира и Арноры, а самого Локи. Он подмигивает тебе, и ты понимаешь, что всё делаешь правильно, ведь следовать законам – невыносимо скучно, а твой Бог готов не только прощать тебе всё, что угодно, но и не прочь сам подкинуть несколько свежих идей. Считаешь ли ты себя выше, лучше всех прочих, практически равным своему Богу? Определённо, но из года в год продолжаешь проверять людей и целые кланы на прочность, в поисках тех, кого смог бы уважать не меньше себя самого.

Лофту Локисону пятьдесят семь лет и последние полвека его имя – то, что вызывает приступы мигрени даже у самых стойких представителей закона. Лофта окутывают слухи, некоторые из которых не могут не беспокоить его отца и не расстраивать мать, но его самого только веселит: он подначивает людей додумывать факты, искажать реальность так, как им вздумается, с удовольствием подкидывает им всё новые и новые причины себя бояться или ненавидеть, нимало не страшась гнева Богов. Лофт считает себя испытанием, которое предначертано пройти всем современным колдунам на пути к перерождению в нечто большее, и ему это нравится. Он - не какой-нибудь там избранный, не мессия, он – груз, который предстоит нести колдовскому сообществу ещё многие-многие годы, до тех пор, пока он не погибнет и не воссоединится с Локи, дабы снять его со скалы и возглавить его войско в битве с асами.

Лофт лжёт, предает, убивает и готов преступить любой закон, но так или иначе, он остаётся человеком. Он безоговорочно любит свою семью и готов защищать близких, отложив в сторону все свои забавы. Он уважает тех, кто превосходит его по уму, мастерству или силе, он не всегда может справиться с обуревающими его чувствами, и это было и остается его главной слабостью. Лофт – старший сын главы дома Локи, его наследник, и только асам, пожалуй, известно, сколько нервов потратил Бродир, глядя на всё то, что собственными руками вершит тот, кто должен стать гарантом стабильного будущего для своего клана. Их со средним братом, Лейфом, воспитывали одинаково, но всё безумие Локи, казалось, нашло место именно в Лофте. Он с четырнадцати лет испытывает другие кланы, проверяя, с ними ли ещё их хвалёная благодать, приводя в бешенство глав  и бессовестно оскорбляя тех, кому довелось стать жертвой его очередного эксперимента. Несколько десятилетий ему все спускалось с рук, но сейчас даже отец, порой, находится в шаге от того,
чтобы лишить его права наследования, дабы не угождать пустым развлечениям.

Первым в его списке оказался воинственный и безосновательно, на его вкус, заносчивый, дом Ньерда. Младший наследник клана сам зашёл вслед за Лофтом в воду, сам захотел доказать, что его Бог с ним, сыну Локи не пришлось никого принуждать. Он лишь хохотал, глядя как мальчик задыхается под водой, как синеет его кожа и как бурлит море, несмотря на то, что ещё пару минут назад был штиль. Подростков выбросило на берег волной, они оба остались целы и невредимы, а Бродиру пришлось еще долго успокаивать главу клана Ньерда Гудрун, угрожающую разнести весь дом Локи по кирпичикам за такие шутки. Но Лофту было наплевать, он узнал, что хотел, он увидел, что морской Бог защищает своих детей так же рьяно и неистово, как говорили о том легенды, и остался произошедшим вполне доволен.

Следующими, спустя какое-то время, пали Эйр: их провести оказалось также просто, стоило только подменить очередную партию яблок Идунн простеньким слабительным, без труда обманув охранников и уговорив впустить его в фуру, где и хранилось омолаживающее зелье. Стоило ли говорить, что проверить товар прежде, чем доставлять его в дружественные кланы и собственные лавки, не додумался никто? Скандал тогда получился знатный, но доказать причастность Лофта никто, попросту, не смог, да и что они могли ему предъявить? Приступ диареи? О таких вещах, как оказалось, без стыда не могут говорить даже колдуны, а значит Лофт снова победил.

Становясь старше, Лофт придумывал все новые и новые способы подшутить над Богами и их детьми. Так, кланам Фрейи и Тюра он умудрился досадить разом, организовав свадьбу между членами двух домов и выручив молодых, прикрыв их побег. В тот раз колдун считал себя милостивым рыцарем, почти героем, но почему-то главы домов были с ним в корне не согласны. Интересно, с чего бы это? Впрочем, чье-то недовольство Лофта волновало, как известно мало, поэтому он просто не обращал внимания на чьи-то претензии, продолжая вести себя так, как вздумается.

В течение последующих десятилетий он сколотил себе небольшую банду приятелей, которые были с ним, участвуя в каждой шалости, готовые проучить детей других Богов и сбить с них спесь. Досталось всем без исключения. На полях, принадлежащих дому Тора Лофт с друзьями гальдром заплел в косички все колосья, а на весь скот накинув морок и сделав его восьминогим. Всем этим колдун немало напугал смертных, работавших на клан, и заставил всех хорошенько попотеть, чтобы исправить его небольшой подарочек. Дому Тора пришлось довольно долго восстанавливать свою репутацию  среди смертных соискателей и потрудиться, набирая новых, менее впечатлительных работников. Он ограбил банк дома Фрейра, практически не потратив сил, ведь он так убедительно врал, что все сотрудники сами пропускали его в закрытые помещения и видели в нём только друга, у которого есть все права и веская причина забирать деньги в таком количестве. После этого охрану главного здания банка обновили целиком, и, по мнению Лофта, поклонники эльфов должны были быть ему благодарны за то, что он открыл им глаза на их просчёт. Гулльвейги же чуть не разорились, когда он со своей компанией стал гостем их казино, ведь все игровые автоматы в нем будто с ума посходили, дружно выдавая джекпот за джекпотом. Ажиотаж был страшный, и разбираться со смертными пришлось ещё долго, ведь не мог дом Гулльвейг испортить свою репутацию, отказавшись выплачивать выигрыши и списав их на чужой сейд. Дом Одина он проверял, попытавшись совратить молоденькую жрицу прямо в Святилище, что привело его друзей вовсе в неописуемый восторг. А самой интересной, в действительности, оказалась афера, раскрывшаяся совсем недавно: Лофт, еще двадцать лет назад, решил проверить матерей дома Фригг на то, насколько их чутье в самом деле сильное, подменив двух младенцев клана между собой. Проходили годы, а никто так и не догадывался, и тогда Лофту пришлось раскрывать обман самому. Сколько было криков, не передать, но нужный эффект, несомненно, шутка произвела, а он обзавёлся очередным кланом, где его выходки костерят почём зря.

О нём болтают разное: в глазах людей Лофт попеременно становится то наркоманом, то мафиози и убийцей, руководящим мошеннической группировкой под эгидой семейного бизнеса, то отцом десятков бастардов, от которых его отцу приходиться откупаться, тратя немыслимые суммы, а то и вовсе избавляться навсегда известными способами. Всё это, безусловно, преувеличение, но не всё – ложь. Теперь, когда он, наконец, закончил первый круг испытаний, настало время придумать что-нибудь новенькое, не так ли?

Чуть меньше года назад Бродир поочередно объявил каждому из своих сыновей, а их у него трое, что вознамерился выбрать им невест. И выбрал, но почему-то большая часть кандидаток показались ему недостаточно любопытными, поэтому пока невеста на всех всего одна: двадцатипятилетняя дочь главы дом Ньерда Фрейя. Бродиру принципиально женить на ней одного из своих сыновей и ещё неизвестно, объяснит ли он им, чем это желание обусловлено, кроме чисто политического интереса, который для Локи никогда не был основным. Мать Фрейи Гудрун, с учетом всех обстоятельств, готова согласиться на союз, но только в случае, если её дочь станет женой наиболее вероятного наследника, а так как Бродир пока не планирует лишать Лофта прав, похоже, что жениться придётся именно ему. Глава дома Локи, тем временем, ясно дал Лофту понять, что сейчас брак и примерное поведение – его последний шанс перед окончательной потерей отцовского доверия. И пусть Бродир этого не озвучивает, но мысль, что средний сын больше подходит на роль будущего главы, витает в воздухе.
Отношение самого Лофта к этому пока непонятно, он не отказывается и не спорит с отцом, но ожидать от него можно любой выходки, а ведь его будущая невеста и без его участия неплохо справляется с тем, чтобы доставить всем море проблем.

Что из этого выйдет? Пожалуй, рассудят Боги.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
– Мне бы хотелось, чтобы это была заявка в пару, с перспективой крепкого брака, хоть оценить силу характера друг друга эти двое и смогут уже после свадьбы. Приходите, и я расскажу вам больше о том, какими я вижу их отношения спустя какое-то время: взрослея, Фрейя станет той, кто сможет удерживать его от безумия, и сама сходить для него с ума так, чтобы им было легче понимать друг друга, будет поддерживать его, и возьмет на себя ту скучную часть работы, на которую сам Лофт не способен. Фрейя будет произносить брачные клятвы прекрасно зная, что, если когда-то супруг, в действительности, сойдет с ума и будет реальной угрозой ее (и их детей) безопасности, на ее сторону встанут не только оба их клана, но и Совет, которому выгодно, чтобы наследником Лофт не был, но случится ли ей просить о помощи – вопрос их взаимоотношений и того, смогут ли они идти на уступки ради друг друга.
Если вы совершенно не заинтересованы в паре, но вам нравится персонаж и вы хотите им играть, пишите, и мы постараемся придумать что-то новое, хоть и не исключающее свадьбу, так как Лофт важен для сюжета, возможно, больше, чем для меня;
– Лофт окончил Исландский университет по программе «Математика», и он близок к тому, чтобы его можно было назвать математическим гением, хоть в науку он и не рвётся от слова совсем. Он способен довольно быстро делать очень точные расчёты, составлять действенные стратегии и в тактическом планировании ему равных может быть очень немного, но он совершенно не умеет объяснять. Когда люди не понимают его сразу, Лофт грубит, срывается и быстро теряет интерес к происходящему;
– Способность у Лофта может быть любая, от влияния на поля вероятностей до дара убеждения или даже чего-то боевого, более важно одно: благодатью Локи его наградил едва ли не большей, чем прочих членов клана, потому что пробиться сквозь его ложь весьма энергозатратно и непросто. К тому же, он однозначно хорошо развит физически. Из динамических способностей можно выбрать любую, скорее всего это будет сейд или гальдр, а остальными необходимыми навыками наградить остальных членов его импровизированной банды;
– Сын Локи всегда очень хорошо выглядит, считая, что «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей». Лофт следит за последними модными тенденциями, периодически развлекая себя и окружающих довольно экстравагантными нарядам;
– Лофта ждут отец и средний брат, к которым скоро должна присоединиться мать, а также невеста и её большая и веселая семья. Скучать ему не придётся точно;
– Внешность можно поменять, поговорим, выберем что-нибудь еще подходящее, если Том вам не угодит, а вот имя и возраст – нет. Лофт – это одно из имён самого Локи, поэтому мы считаем, что это весьма символично, а возраст важен вашему отцу и брату.

Мы вас очень ждем, готовы вдохновлять музыкой и стихами и помогать по мере сил с написанием анкеты. Давайте же подкинем колдунам Исландии еще немного проблем?)


Luftaz — прагерманский аналог имени Loptr (Лоптр), одного из имен Локи. Упоминается, в частности, в «Словесной распре Локи» (перевод С. Свириденко):

СВЯЗЬ
Гостевая, личные сообщения на форуме, а дальше сообразим. Вас обязательно встречу либо я, либо отец)

0

6

FRÍÐA EIRSDOTTIR, 39-40Клан Эйр либо клан Фригг | Член клана, детектив-инспектор полиции Исландии | Чистокровна
• • • • • • • • • • • • • • •
http://images.fashionmodeldirectory.com/images/models/10476/header_image_f91759db-b865-40cc-9ab6-81a01c01a09b.jpg[Magdalena Jasek или другая рыжеволосая дама]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Факты:
• Родилась в 1978 году в клане Эйр. Воспитывалась бабушкой (мастер по артефактам клана Эйр) и дедушкой, поскольку родители погибли в межклановой войне, когда девочке не было и года.
• Способность - абсолютное доверие, окружающими называемая не иначе как “пьяный язык”: те, кто попадают под действие этой способности, не могут и не хотят лгать её обладателю. Фриде рассказывают всё, включая и то, что должно оставаться тайной и что ей категорически не хочется знать, поэтому число нелепых, неприятных и драматических ситуаций, в которых она как-то замешана, очень велико.
• Чтобы хоть как-то облегчить жизнь девочке и окружающим, бабушка изготовила для Фриды артефакт, помогающий обуздывать хаотичные всплески способности. В настоящее время Фрида научилась более-менее управляться со своей магией, но продолжает носить артефакт (полагаю, это какое-то украшение). Есть мнение, что к концу первого века жизни колдунья сможет получать не только ответы на чётко сформулированные вопросы, но и объективную информацию, не искажённую эмоциональной окраской и восприятием жертвы.
• Из-за своего дара девочка мало общалась как со сверстниками, которые избегали её из страха раскрыть даже самые малозначительные тайны, так и со старшими, чьи секреты были куда важнее и опаснее. Фрида росла немногословной и замкнутой, предпочитая проводить время с книгами, пластинками, радиоприёмником, а позже - и с портативным плеером.
• Училась на юридическом факультете Исландского университета, после - в Исландском Национальном полицейском колледже. Получив патент, устроилась на работу в полицию, где её способность пришлась как нельзя кстати, и Фрида начала восхождение по карьерной лестнице. Часто работает не только на своей территории, но и в других административных округах.
• Фрида Эйрсдоттир по-прежнему немногословна и замкнута, но сейчас она знает себе цену - и ценность своего дара. Она отличный специалист и крайне эффективный сотрудник, хорошо знающий своё дело, что не мешает ей быть тихой, скромной и очень приятной в общении женщиной. Фрида благожелательна, отзывчива, всегда готова прийти на помощь и бережёт своих родных, близких, приятелей и друзей - одним словом, тех немногих, кто не боится однажды не суметь удержать в себе ответа на прямой вопрос.

Лирика:
Здравствуй, Фрида. Прости, я по тебе не скучал.
Не знаю, с чего начать. Не знаю, о чём спросить. Я тебя совершенно не знаю: не знал тогда, а сейчас - подавно. Это, кажется, ты начала отучать меня от привычки в любой непонятной ситуации хвататься за сигарету. Это, кажется, тебя едва ли не с первого дня нашего знакомства начали считать идеальной кандидаткой на место моей жены. Это точно была ты - та, что ударив меня, причинила боль себе.
Звук твоего имени лишь изредка отзывается во мне чувством вины. Иногда мне даже бывает стыдно, но ты смотришь на меня как на пустое место, и - хвала Фригг - я в самом деле ничего для тебя не значу. У тебя своя жизнь: яркая, прекрасная, насыщенная, и я счастлив, что меня в ней нет. Иногда мы смотрим друг на друга и ничего не чувствуем: нас не тревожит прошлое, ведь нет никаких “нас”, и никогда не было. Тебя в моей памяти тоже нет, и это правильно.
Прощай, Фрида. Прости, я не запомню твоего лица.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
• Заявка не в пару: у Тейра и Фриды был короткий роман в студенческие годы, но закончилось всё так себе (сейчас отношения ровные, но тогда было обидно). Семейное положение, дети, родственные связи и пр. - на усмотрение игрока, но я бы предпочёл видеть Фриду женой мужчины из клана Фригг. Нам понадобится её талант, хотя не могу обещать, что долг перед кланом не потребует пойти на должностное преступление.
• Род занятий обусловлен нынешней напряжённой обстановкой: часть магического общества страны и власти не признают существование охотников, другая часть - бьёт во все колокола и призывает очнуться. Полиция не может игнорировать участившиеся нападения на колдунов, поэтому Фрида вовлечена в поиск связей и доказательств и как член колдовского клана, и как сотрудник полиции.
• Внешность можно сменить, но Фрида обязательно должна быть рыжей. Она может выглядеть и юной девушкой, и на свой реальный возраст, только оставьте ей этот замечательный цвет волос.
СВЯЗЬ
Гостевая, ЛС и т.д.; готов к диалогу и буду рад встретиться с той самой рыжей Эйр лицом к лицу.


http://wodan.rusff.ru/viewtopic.php?id=20#p22295

0

7

Guðlaug Nottsdottir❖ глава дома Нотт ❖  201 y.o  ❖ псионический взрыв ❖ Janet Montgomery


http://funkyimg.com/i/2x2Wo.gif

❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Колдовской закон? Вековые традиции? Заключенные пакты? Знакомьтесь. Это – Гудлауг Ноттсдоттир и ей на них абсолютно наплевать. Как наплевать абсолютно на все достижения колдовского сообщества в Исландии и за ее пределами, как наплевать на внутренние распри Совета, домов и самих Богов. Гудлауг и есть Бог. Сегодня она решает кому жить, а кому умереть, какому клану преклонить колени, а какому из них уже не нужно ничего преклонять, потому что им не будет ни милости, ни прощения – только безучастная и глупая смерть от ее руки, или от руки любого, кому она отдаст приказ вырезать тех, кого она посчитает недостойными. Впрочем, недостойными она считает абсолютно всех, кроме своих сыновей и членов своего дома. Все остальные  для нее – мусор, пыль, которую она развеет по ветру как только ей надоест развлекать себя их мучениями и их страхом. А они боятся ее. Гудлауг видит это в их глазах, слышит это в стуке их сердец и в их голосах, в которых все чаще звучит мольба. Пусть молят. Дочь Нотт всегда предоставляет выбор: подчинение, или смерть.
Гудлауг родилась в семье главы дома Нотт в 1816 году, когда ни о каких охотниках, либералах и потери благодати еще и не слышали. Она воспитывалась в строгости очень набожного дома, который активно поддерживал связь с Богиней-покровительницей, так что еще ребенком, будущая глава клана проводила время в Святилище, получала сакральные видения и ни на мгновение не сомневалась в том, что Нотт никогда ее не оставит. Гудлауг была рождена глубокой ночью и убеждена была в том, что покров Богини будет над нею до самой смерти.
Гудлауг была первым ребенком правящей четы и потому ей предстояло в далеком будущем занять место главы дома. Воспитывали ее соответствующим образом, нагрузка на девочку была гораздо значительнее, чем на любого из сверстников, но дочь Нотт не противилась: она осознавала всю степень ответственности на нее возложенную, прилежно училась, слушала наставления отца и жрецов и старалась быть достойной имени своих великих предков.
Совершенно не удивительным был тот факт, что в раннем возрасте наследница была помолвлена с одним из сыновей главы дома Одина. Наследников у дома Вотана было двое, так как мальчики родились близнецами и хотя одного условно считали старшим, на деле, никто не был уверен в старшинстве того или иного из сыновей. Наследник был выбран действующим главой, а второму была оказана великая честь встать рядом с будущей главой другого дома. Этому Гудлауг тоже не противилась. Она всегда в полной мере осознавала собственные обязательства, никогда не мечтала выйти замуж по любви и полагала, что такой брачный союз вполне достоин ее имени.
Окончив школу Совета, девушка всего через пару дней сочеталась браком с Эрлингом Одинссоном. К тому времени они были хорошо знакомы и хотя не любили друг друга, уважали и признавали этот союз весьма перспективным. Новоявленные супруги были похожи характерами, амбициями, привычками и усмотрениями.
Следующие тридцать лет Гудлауг не суждено было стать главой дома и она была рада этому, помогая отцу во всем, что касалось управления делами дома, занимаясь своей семейной жизнью, которая нередко разбавлялась скандалами, но которая никогда не была даже близка к грани разрушения. Гудлауг с Эрлингом умели найти общий язык и успешно достигали своих целей во всем, что делали вместе. Вместе они и стали править домом Нотт, когда прежний глава почил от смертельной в магическом мире хвори. Правление их не прослыло золотым веком дома Нотт, но определенно, молодая чета успешно справлялась со своими обязанностями до тех пор, пока взор Эрлинга не упал на место главы дома Одина, где уже некоторое время успешно правил его брат. Власть пьянила и притягивала. Гудлауг знала о поползновениях супруга и не желала мешать. К тому времени у нее уже был сын, наследник и она была бы не против оставить ему не один клан, а два, равно как и не против была бы в союзе с супругом подчинить своей власти другие кланы. Увы, через несколько лет попыток политическим путем достигнуть желаемого, обо всем стало известно сначала членам дома Одина, а затем его главе. Разразилась война, которая должна была стать братоубийственной, но отступать было уже некуда.
Гудлауг было, что терять. Хотя бы супруга, свою власть и жизнь пятерых сыновей, которых она любила гораздо больше себя и, быть может, гораздо больше власти. Следующие несколько лет инициативу перехватывала то одна сторона, то другая, но увы, все закончилось плачевно для дома Нотт, когда ночью 1896 года дом Одина совершил нападение на город Гудлауг. Погибли многие мужчины, включая мужа главы дома и она готова была поклясться, что сама не сдастся без боя, когда брат супруга предложил ей уйти, забрав оставшихся людей, навсегда оставить Исландию и больше никогда здесь не появляться. Гудлауг была беременна, у нее все еще оставались пятеро сыновей и она поклялась, что к утру их не будет в городе. Так и случилось.
Однако, если глава дома Одина полагал, что остатки клана Нотт погибнут в дороге, он ошибался. Глава дома знала, куда ей следует вести своих людей. Забрав золото и предметы первой необходимости, Гудлауг отправилась на остров Хэймаэй, с которым ее семья долгое время вела торговлю свечами по очень выгодным ценам. Здесь ее саму и ее клан хорошо приняли и помогли выжить. При помощи золота, магии и доброжелательности местных жителей, пару десятилетий спустя, женщина вновь встала на ноги и даже смогла выкупить местное подобие морского порта, из которого сделала настоящий морской порт уже пять лет спустя.
Вопрос о выживании дома Нотт следующий век не стоял вовсе. Они ни в чем не нуждались. Кроме родного дома, к возвращению которого женщина стала готовить свой клан уже через пару недель после того как родила очередного сына. Следующие несколько десятилетий под пристальным вниманием лучших выживших умов и силовых элементов дома Нотт, колдуны от мала до велика готовились к тому, чтобы отбить свое место под солнцем. Гудлауг исключением не была, тренируясь на равных со всеми, практикуя статичную способность, равно как и способности динамические. Она желала мести, быть может, больше других, потому что в роковую ночь потеряла все, кроме своих сыновей, которых, впрочем, считала и по сей день считает своим главным достоянием.
Очевидным стало, что ждать дальше нельзя, когда браки в клане заключать более не представлялось возможным из-за близкого родства всех членов. Детей в доме было чрезвычайно мало, что ставило дом Нотт на грань выживания. Именно тогда Гудлауг решила, что она готова. Что они все готовы. Завершая последние приготовления, набирая состав, который отправится в Рейкьявик, женщина отправила туда одного из своих сыновей и нескольких мужчин с тем, чтобы дать другим домам шанс на выживание. Им надлежало склониться перед нею и помочь ей в уничтожении дома Одина. Увы, этот шаг привел к гибели ее ребенка, убитого за это предложение одним из глав домов. Гудлауг не пролила ни слезинки, но поклялась, что отомстить за сына самым жестоким образом.
Клан Нотт прибыл в Рейкьявик в сентябре 2017 года, ведомый жесткой рукой своей главы. Ей плевать на мораль, плевать на чужие нужды, она не знает снисхождения и жалости. Подчинение или смерть. Настало время отомстить за годы жизни вдали от родной земли, родных Богов и мест, пропитанных кровью убитых в войне соратников, друзей и родичей.

❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

* У Гудлауг пятеро живых сыновей: Бьорн, Эгиль, Сигурд, Гаральд и Маттиас, один ныне почивший сын – Бальдр и двое внуков от старшего сына;
* Гудлауг настолько уверена в мощи своего дома, что она не считается ни с каким из кланов и полагает, что, в общем-то, они не так уж сильно ей нужны. Но если они склонятся добровольно и будут служить ей верой и правдой, может быть, кто-то из них и впрямь сможет выжить;
* Женщине глубоко наплевать на внутренние распри кланов, на разделение их на либералов и консерваторов. Она хочет власти над всеми и будет использовать их конфликты себе на благо.

0

8

Svein Njörðrson, 60 летДом Ньерда | Глава боевой группы | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
https://68.media.tumblr.com/8c62ade0833495f9128043df019fc273/tumblr_oagk367QGq1uzvbylo1_500.gif  [sam clafflin]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Известная истина гласит, что дети есть зеркало своих родителей.
Не снимая с себя и толики вины за то, что из тебя вышло, я с уверенностью могу сказать, что порой мне становится страшно от того, что я в самом деле твоя мать.
Ты был моим вторым сыном. Пожалуй, таким женщинам как я не надлежало заводить детей вовсе, но я была главой клана и надо мной тяготела обязанность обеспечить преемственность, которую, впрочем, я всегда видела в твоем старшем брате - Асгейре. Он был моим первенцем, единственным ребенком, которого я ждала больше всего на свете после смерти еще в утробе вашего старшего брата. Он был моим сыном, моим наследником, моей сутью и моим дыханием. Я не любила никого так же сильно, как его и, увы, твое рождение не смогло этого изменить. К тому времени Асгейру было уже пятнадцать, и я обещала ему сестру, о которой он сможет заботиться. Но майским утром у него родился брат.
В свою защиту и защиту твоего отца скажу, что мы не могли бы быть рады больше, даже если бы родилась столь желанная девочка. Мы правда были рады твоему рождению и хотя я легко передала тебя в руки врачей в противовес тому, как не могла ни на минуту отпустить Асгейра, я все равно любила тебя с этого самого мгновения и буду любить до самого конца твоих дней.
Ты в это не веришь. Что ж, ты имеешь на это полное право, потому что порой я смотрю на тебя и тоже в это не верю. Не верю в то, что я смогла искалечить твою душу настолько, что тебе чужды абсолютно все принципы нашего дома. Не верю в то, что моя отчаянная любовь к старшему сыну, привела к тому, кем ты стал. Не верю в то, что твоя ревность и нужда в моей заботе, моей ласке и моем внимании могла создать из тебя чудовище, способное причинить страдания даже тем, кто с ним одной крови.
Я не игнорировала тебя. Ты никогда ни в чем не нуждался. Тебя никогда не обижали ни словом, ни делом. У тебя не было изъянов, за которые тебя могли бы меньше любить, или забывать о твоем существовании. Единственным твоим минусом в моих глазах был тот факт, что ты не был Асгейром. И ты прекрасно это понимал, единовременно испытывая обиду на меня и немыслимую ревность, из-за которой вы позже будете часто сцепляться со старшим братом.
С тобой, Свейн, никогда не обращались хуже. У тебя были самые лучшие игрушки, самая лучшая одежда, самая просторная комната, самые блестящие наставники и самые добрые няньки. Я заходила к тебе вечерами и целовала тебя на ночь. Я уговаривала тебя поесть кашу утром, если ты не хотел этого делать. Я заставляла тебя выполнять домашние задания, данные тебе в школе. Я заботилась о тебе. Но все это было несравнимо с моим отношением к Асгейру.
Почему?
Он был рожден королем. Он был безупречен и совершенен во всем с самого начала. Он был точным слепком меня самой и всех моих великих предков. Кровь Ньерда так явно играла в его характере, что порой я задыхалась от восторга, глядя на него.
Ты был другим. Не хуже, не лучше, просто другим. Не таким близким, не таким родным, меньше любимым, но все равно небезразличным.
Разве я обидела тебя хоть раз? Оскорбила? Ударила? Разве я игнорировала твое существование?
Этими вопросами я задаюсь до сих пор. Но в отличие от меня ты прекрасно знаешь ответ на каждый из них.
Я обижала тебя каждый день, когда отправляла в школу к наставникам, а сама оставалась с Асгейром и учила его управлять своим даром. Я оскорбляла тебя каждый раз, когда на мероприятия завязывала ему галстук собственными руками, а тебе приказывала завязать гувернантке. Я ударяла тебя каждый раз, когда Асгейр без спроса входил в мой кабинет, за что тебе неизменно делали замечание.
Все это казалось мне незначительными мелочами. Все это было для тебя страшной обидой каждый новый день.
Ты вырос избалованным наследником великого клана. Избалованным, капризным, жестоким, острым на язык, умным и непримиримым. За невозможностью дотянуться до меня, ты тянулся к своему отцу. Тебе казалось, что он такой же отвергнутый мной, как и ты, но твой отец давно уже нашел отдушину, которая позволяла ему не думать о том, что мы не равны. Он научил тебя многому из того, что можно было применять в дальнейшем на практике. Мне мы все и не сомневались в том, что ты окажешься таким же консерватором, как и мы все.
Увы, нам не дано было узнать, что консервативные взгляды тебе претили и ты поддерживал взгляды либеральные. Где ты набрался этого вздора? Я не знала. На деле же, пока я была занята делами клана и старшего сына, ты почти назло мне в школе сошелся с детьми сторонников «Ветра Перемен». Это было немыслимым безумием, но окончив школу, ты испросил дозволения отправиться учиться в Европу. Гнев? Это не то слово, каким я могла бы описать свое состояние. Мы ругались весь вечер и единственное, чего ты не понимал, почему Асгейру прощается даже нарушение закона, за которое он ни разу так и не понес ответа, а тебе нельзя просто делать свободный выбор. Потому что я – твоя мать и я так решила. В моем доме не может быть и не должно быть никаких либералов. Увы, для нас это было началом конца.
Чем больше ты укоренялся в своих либеральных взглядах, чем больше проводил времени со своими друзьями из либеральных кланов, тем больше становилась пропасть между тобой и семьей. Гнев на меня очень скоро перерос в ненависть. Ведь обо мне так много говорили те, кто меня боялся. Нас с твоим отцом называли оплотом консерваторов, главной их угрозой, потому что с воинственностью моей и Рагнара сложно было поспорить. В тебе воспитывали ненависть к консерватизму, но воспитали ненависть ко мне, которая неизменно граничила с ненавистью к старшему брату и стремлению к соперничеству. Его создала я. Себя ты создавал самостоятельно.
Когда родилась твоя младшая сестра, тебе было уже тридцать и ты несколько лет как не жил в родовом поместье и вообще не хотел считать себя частью этого клана. Выбора у тебя, впрочем, не было. Быть может, кланы союза «Ветра Перемен» и принимали тебя как родного, но они желали тебя использовать и ты прекрасным образом это понимал. Дома, быть может, тебе не всегда были рады, но никто здесь не собирался тобой помыкать и использовать в своих целях. Именно это долгое время удерживало тебя от удара прямо мне в спину.
Ты нанес его на Самайн. На шабаше, где было столько народу, что сделать это мог бы любой. Стоит отдать тебе должное, не каждый убийца решится посмотреть в глаза своей жертве, особенно если жертва – твоя мать. Отравленный кинжал, серьезно? Ты так боялся, что ранение меня не убьет, что позаботился о яде на лезвии? Или это были твои дружки из либералов?
Скажи мне, долго ли ты бежал, воткнув кинжал дважды? Сквозь ночь, опережая дикую охоту, раздирая руки и колени в кровь, теряя оружие при очередном падении. Скажи мне, хотел ли ты в эти мгновения умирать вместе со мной? Скажи мне, что чувствовал на утро, когда тебе сообщили о том, что твоя мать при смерти, но еще жива? И на что ты надеялся?
Я пробыла в коме четыре месяца, потеряла ребенка – твою вторую младшую сестру и еще год ушел на полное восстановление. Ты надеялся обезглавить клан, лишив меня жизни? Тебе это не удалось даже на время моего отсутствия, потому что твой старший брат, Асгейр всегда был на первом месте и справлялся со всем. Справился он и этим, показав себя безупречным регентом. В нем я не сомневалась никогда. И если бы я не очнулась вовремя, ты был бы казнен им за то, что наделал.
А теперь? Ты смотришь прямо на меня, когда я занимаю свое законное место в общей зале во главе стола. Никто кроме нашей семьи не знает, что ты поднял руку на главу и собственную мать, иначе бы тебя уже разорвали в клочья. Твои братья не понимают, почему ты до сих пор жив и дышишь. Да и ты не понимаешь тоже. Я не тороплюсь ничего объяснять.
Да и нужно ли? Ты – мой сын.
И я скорее умру, чем отдам приказ о твоей казни.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:

* Свейн - второй сын воинственной четы клана Ньерда. У него есть один старший брат, один младший и одна младшая сестра. Из четырех детей Гудрун испытывает искреннюю привязанность только к двум и только по своим соображениям, которые ясны и понятны ей одной.
* Свейна никогда не обижали, он не плакал забитый в уголке, его не забывали поздравить с Днем Рождения и с Йолем. Просто он не был любимым сыном и не получал столько внимания, сколько получал его старший брат – Асгейр, что дико раздражало еще с детских лет, вызывало ревность и зависть.
* Свейн – не подлый ублюдок по натуре. Все его поступки есть следствие попытки утвердиться, дать самому себе понять, на что он способен и как далеко готов зайти в своих убеждениях. Это парадоксально, но в этом он один в один повторяет родителей с разницей в том, что они исповедуют убеждения консерватизма, а Свейн склонен к либеральным взглядам.
* Он свободен в своих убеждениях, несмотря на то, что вырос в семье, которая не спрашивала никого, какую сторону они хотели бы занять. Клан Ньерда – клан прожженных консерваторов и здесь не может быть никакой альтернативы. Тот факт, что Свейну удалось сформировать свой собственный взгляд на происходящие события и так яро пойти против взглядов семьи – чудо.
* Тот факт, что мать не дала брату казнить его, Свейн рассмотрел как жалость и проникся к Гудрун еще большей ненавистью. Он терпеть не может снисхождения, сочувствия и жалости к своей персоне. Особенно со стороны той, что должна ненавидеть его всей душой, а вместо этого не только простила, но даже не изгнала из клана.
* У Свейна сложные взаимоотношения с Асгейром – любимым сыном матери. Долгие годы он винил в таком отношении Гудрун старшего брата, в общем-то, не ошибаясь. Но их конфликт осложняется тем фактом, что Асгейр достойный наследник своей матери, но следующим в очереди наследования после брата, стоит сам Свейн. И если либеральным кланам удастся настроить мужчину против семьи в достаточной степени, он готов будет убить и Асгейра, и свою мать.
СВЯЗЬ
Гостевая, лс

0


Вы здесь » TVD: Delirium » Наши друзья » Lag af guðum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC